Авиация и самолёты
   
поиск по сайту

ГОДЫ УЧЕНИЯ ПОЛИКАРПОВА

Город Ливны возник еще в конце XII в., но был разрушен во время татаро-монгольского нашествия и вновь основан по боярскому приговору в 1586 г. Через Ливны на Дон пробирались беглые крестьяне. Здесь строились струги и спускались по Сосне на Дон. В Смутное время в Ливны стекался гулящий народ, бродяги. Отсюда пошли поговорки: «Ливны - всем ворам дивны», «Ливны да Елец - всем ворам отец». К началу XX века в Ливнах находилось около десятка мелких предприятий, перерабатывающих сельскохозяйственную продукцию, девять церквей, несколько школ, реальное и духовное училища, женская прогимназия и проживало около 26 тысяч жителей [1].

Николай Петрович отвез Лидию и Николая в Ливны и устроил их на частной квартире, хотя в городе проживали родственники, в том числе дядя по материнской линии священник Введенской церкви Петр Сергеевич Аракин (он женился против воли родителей на простой крестьянке Валентине Васильевне Покровской, за что был лишен наследства).

Началась нелегкая школа самостоятельной жизни.

В духовное училище поступали дети с разной степенью подготовки, поэтому для того, чтобы «подтянуть»

их до требуемого уровня, был устроен приготовительный класс. В первый же класс принимали после экзамена в основном учащихся учебных заведений. Дети священнослулштелей обучались бесплатно.

Ливенское духовное училище входило в число 184 духовных училищ ведомства православного вероисповедания Синода, разбросанных по всей территории необъятной Российской империи. Они предназначались для подготовки дьяконов и подьячих. Современники неоднозначно оценивали роль духовных учебных заведений. Писатель Н.Г.Помяловский в «Очерках бурсы» описывал царившую там удушающую атмосферу тупой муштры, основанную на насилии педагогики. Однако порядки в училище лишь отражали глубокий кризис православной церкви и государства.

В Ливенском духовном училище сложился небольшой, но сильный педагогический коллектив. Его возглавлял кандидат богословия священник Петр Косьмич Виноградов, помощником (заместителем) заведующего был коллежский советник Иван Александрович Богданов. Русский и церковно-славянский языки преподавал В.Л.Поздев; латинский язык, чистописание и черчение-П.И.Анфимов; греческий язык, русскую церковную и гражданскую историю - В.А.Павловский; природоведение, географию, арифметику — П.А.Булгаков.

21 августа 1902 г. Николай сдал приемные экзамены в приготовительный класс, а 23-го после молебна начались занятия.

Николай учился упорно, старательно. В 1903 г. его перевели в первый класс без экзамена с наградой. И в дальнейшем он учился так же хорошо, заканчивая каждый учебный год в числе первых по списку.

Обратимся снова к воспоминаниям Лидии Николаевны Поликарповой: «Коля вместе со мной жил на частной квартире. После занятий в училище мальчики обедали, играли, а затем с половины четвертого начинался «порядок» - готовили уроки. Коля обязательно шел на «порядок», готовил уроки сам и занимался со слабыми учениками, но только не с ленивыми. В семь часов утра перед занятиями опять был «порядок», когда повторяли уроки. Коля свои уроки не повторял, у него была прекрасная память, но проверял знания других» [3].

Близкие, доверительные отношения сложились у Николая с помощником смотрителя училища Иваном Александровичем Богдановым. Человек широких, прогрессивных взглядов, он в 1891 г. окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Будучи сам сыном священника (его отец был епископом Тамбовским), он хорошо понимал, чего стоит сломать рамки сословных ограничений, найти свое место в жизни. В учебный дневник Николая в марте 1903 г. «в знак расположения, обусловленного хорошим поведением и успехами моего питомца, с пожеланием преуспевать в науках и укрепиться в добром поведении в будущее время» Богданов записал слова В.Г.Белинского: «Условные вехи, столбы и станции на бесконечной дороге жизни -в сущности ничего не значат..., для каждого лично всего лучше измерять свое время объемом своей деятельности или хоть своих удач и своего счастья. Ничего не сделать, ничего не достигнуть, ничего не добиться, ничего

не получить в продолжение целого года, - значит потерять год, значит не жить в продолжение целого года. А сколько таких годов теряется у людей! Не делать - не жить, для мертвого это небольшая беда, но не жить живому - ужасно! И между тем так много людей живет, не живя» [4]. Николай Николаевич следовал этому завету всю свою жизнь.

Каникулы Николай проводил дома, в Георгиевском. Зимой бегал на лыжах, катался на коньках, помогал устраивать елку для учеников сельской школы, а летом удил рыбу, играл в лапту. Как всегда, много читал, упражнялся с гирями.

Вихрем пронеслась по России революция 1905-1907 гг. Не прошла она и мимо Орловской епархии, где состоялась - неслыханное дело! - забастовка церковных старост.

В июне 1907 г. Николай закончил Ливенское духовное училище по первому разряду с правом перевода в первый класс духовной семинарии, т.е. без вступительных экзаменов. Спустя много лет на здании училища в год 90-летия со дня рождения Н.Н.Поликарпова была открыта мемориальная доска, а в Ливнах воздвигнут монумент в честь выдающегося авиаконструктора.

Дома на семейном совете решили, что он продолжит образование в Орловской духовной семинарии. Кроме финансовых соображений (дети священнослужителей были освобождены там от платы за обучение - 20 рублей за семестр) это было обусловлено еще одним обстоятельством: первые четыре класса семинарии давали среднее образование и профессию учителя народных школ.

После недолгого отдыха Николай отправился в дальнюю дорогу. «Приехал я в Орел, - позже вспоминал Н.Н.Поликарпов, - ...с тоской в душе, возможно поэтому город произвел на меня такое гнетущее впечатление. Я был не поражен его величиной, как мне предсказывал отец, а подавлен и растерян»
 

   В то время в Орле проживало около 69 тысяч жителей, насчитывалось 6,5 тысяч домов, 150 промышленных предприятий, 28 церквей, три гимназии, несколько училищ, а также были духовная семинария и кадетский корпус.

Правила внутреннего распорядка в семинарии были суровыми, жизнь учащихся расписана до мелочей: «...Всем воспитанникам семинарии вменяется в непременную обязанность иметь и носить форменные костюмы, установленные Правлением семинарии. Всякое отступление от формы будет строго преследоваться и виновные будут подвергаться взысканиям. Квартиры избираются учениками только с разрешения семинарского начальства», - отмечалось в правилах для воспитанников [6]. Однако благодаря общему демократическому подъему в России после первой русской революции учебные программы семинарии претерпели значительные изменения: с 1907 г. увеличилось количество учебных часов по математике и физике, ввели новый предмет - астрономию, стало обязательным изучение в первых трех классах одного из новых языков - французского или немецкого. По желанию воспитанников было сокращено число занятий, отводимых на изучение древних языков и богословских предметов. Кроме общеобразовательных дисциплин, учебная программа включала в себя изучение основ логики, психологии, философии.

Первый класс Николай закончил вторым по списку, да и все последующие годы он неизменно входил в число лучших учеников семинарии.

Большой популярностью у семинаристов пользовались уроки гимнастики, проводимые преподавателем И.И.Шеблем, чехом по национальности. П.Ткачев,
Н.Шорнов-Колпаков, Ф.Матросов факультативно обучали основам живописи, уроки которых посещал Николай Николаевич. Был и свой духовой оркестр.

Библиотека семинарии по тем временам считалась сравнительно большой, а ее фонды кроме богословской литературы содержали много книг по истории, литературе, другим отраслям знаний, выписывались многие популярные журналы тех лет: «Нива», «Вестник Европы», «Исторический вестник» и др.

В семинарии регулярно отмечались общенациональные праздники: 300-летие подвига Минина и Пожарского, 200-летие Полтавской битвы, 50-летие освобождения крестьян от крепостной зависимости и т.д.

В Орловской духовной семинарии получил образование выдающийся полярный исследователь Владимир Александрович Русанов. С 1907 по 1911 гг. он шесть раз участвовал в экспедициях на Новую Землю. Это являлось предметом особой гордости семинаристов.

«7 июня в 8 часов 24 минуты в Орел прибыл великий князь Михаил Александрович для принятия 17-го гусарского Черниговского полка, в котором Его Высочество назначен стать командиром», - писали орловские газеты и журналы летом 1909 г. [7]. Во встрече принимали участие гарнизон г. Орла, Бахтина кадетский корпус, учащиеся духовной семинарии и духовного училища. С речью выступил священник железнодорожной церкви Аркадий Оболенский. Затем в кафедральном соборе огласили приветствие от духовенства. Никто из встречавших и не предполагал, что всего через десять лет Февральская революция сметет царя Николая II, а великий князь Михаил Александрович откажется от престола.

В конце 1909 г. в семинарии вспыхнула забастовка, охватившая первые четыре класса. Бастующие требовали предоставления свободного доступа по окончании четырех классов во все университеты без дополнительных экзаменов, сокращения преподавания богословских предметов, ослабления внеклассного надзора, уничтожения переходных экзаменов, улучшения преподавания математики, свободного выбора квартир, свободы заработка, разрешения кружков: философских, литературных, музыкальных, драматических и др. Эти требования не носили политического характера, однако сам факт их провозглашения в стенах семинарии свидетельствует о том, что демократические идеи находили живой отклик в сердцах семинаристов. Администрация на все 16 пунктов требований ответила категорическим отказом, прекратила занятия, досрочно отправив семинаристов на каникулы. Ректор В.А.Сахаров выступил с резкой отповедью по каждому пункту петиции и, в частности, писал: «Юность, отказываясь забастовками учиться, теряет драгоценное время на развитие духовных сил и на приобретение полезных и нужных знаний, и потерянного нельзя восполнить, потому что «всякому делу свое время». Это уже одно - громадная и незаменимая потеря. Бастующему юношеству всегда нужно помнить, какое они величайшее преступление совершают прежде всего против самих себя».

Наказание было сравнительно мягким: правление исключило несколько человек и нескольких оставило на второй год.
Прерывались занятия и вследствие других причин. Летом 1910 г. почти на всей территории Орловской губернии распространилась эпидемия холеры. Во многих населенных пунктах был введен карантин. Газеты печатали рекомендации, как уберечься от холеры. Священники читали наставления об этом во время проповедей. Занятия возобновились только с октября 1910 г.

В начале 1911 г. Н.Н.Поликарпов решил поступить в Петербургский политехнический институт императора Петра Великого (старшая сестра Лидия в то время училась на математическом отделении Бестужевских высших женских курсов в Санкт-Петербурге и во время каникул привезла исчерпывающие сведения о столичных вузах).

По-видимому, это решение далось Николаю Николаевичу не без внутренней борьбы и сомнений. Во-первых, для поступления на технические отделения (факультеты) института необходимо было иметь аттестат зрелости от гимназий Министерства народного просвещения, для чего требовалось экстерном сдать экзамены за курс гимназии. И лишь на экономическое отделение осуществлялся прием по свидетельству об окончании первых четырех классов духовных семинарий. Во-вторых, бывшие семинаристы в случае не поступления на службу по духовному ведомству или в школу народным учителем должны были возвратить правлению семинарии плату за обучение с рассрочкой в два года в размере 210 рублей - немалые деньги для Поликарповых (в 1911-1912 гг. годовой доход его отца составлял 700 рублей).
С марта 1911 г. Николай Николаевич начал собирать необходимые документы для поступления в столичный институт. В мае 1911 г. в Первой Орловской гимназии Поликарпов сдал экстерном экзамены по математике и физике на «хорошо», немецкому языку - на «удовлетворительно». Общеобразовательные классы Орловской духовной семинарии он закончил по первому разряду со следующими оценками: поведение, священное писание, русская словесность, история русской литературы, всеобщая история, русская история, алгебра, геометрия, физика с космографией, логика, психология, философия, греческий и латинский языки - «отлично», богословие основное, немецкий язык, церковное пение -«хорошо» [8].
Вспоминая годы, проведенные в духовных учебных заведениях, Николай Николаевич так оценивал их значение в своей жизни: «Учеба в духовном училище, а особенно в семинарии, воспитала во мне память, до сих пор не утраченную, чувство ответственности и долга, трудоспособность, простоту образа жизни, уживчивость и чувство товарищества, а также познакомила с началами психологии, логики, философии, конечно, тенденциозной, но все же полезной тем, что помогла мне в дальнейшем при чтении по этим вопросам более серьезных произведений и приучила немного к диалектике и искусству заострять свои взгляды. Там же я получил возможность познакомиться с музыкой (играл на флейте в оркестре) и с рисованием как с картин, так и с натуры»






Ремонт и замена катализаторов в москве katalizatora.net/zamena-katalizatora-v-moskve/.