Авиация и самолёты
   
поиск по сайту

Методика работы Сикорского над опытными самолетами

Методика работы Сикорского над опытными самолетами живо интересовала Поликарпова. Он вспоминал:

«Я очень присматривался к его методам работы, к его творческому мышлению, старался почерпнуть весь опыт его работы, однако без назойливости и без вторжения в его творческую сферу. Мне помог в этом заместитель Сикорского инженер Серебрянников А.А. и мастер опытной мастерской Т.Павлов. Я хорошо помню привычку Сикорского подолгу сидеть молча у строящегося опытного самолета в раздумье и давать после этого руководящие указания. Чувствовалось, что Игорем Ивановичем руководит строгая логика размышления и интуиция, так как объективных знаний в то время, особенно по тяжелым самолетам, ни у кого не было.

Помню лабораторийку на нашем заводе, маленькую трубу 700-800 мм диаметра со скоростью потока 20-25 м/с, где можно было измерить сопротивление и подъемную силу динамометрами» [7].

И.И.Сикорский в сборочном цехе РБВЗ

Вышедшие из сборочного цеха новые машины часто испытывал сам Сикорский. В некоторые полеты «Муромцев» он брал с собой Николая Николаевича.

16 мая 1916 г. в Пскове один из «Муромцев», совершая полет по кругу, внезапно перешел на снижение и

врезался в землю. Возникли сомнения в прочности самолета. Была назначена комиссия по оценке прочности. В нее вошли профессора С.П.Тимошенко, А.П.Фан-дер-Флит, Г.А.Ботезат. Со своей стороны И.И.Сикорский также предпринял усилия по анализу прочности самолета: были пересчитаны все основные элементы конструкции, в отдельных случаях проводились их испытания в лабораториях Петроградского политехнического института. Рекомендации по усилению стоек и растяжек коробки крыльев в короткий срок реализовали на серийных машинах. Большая заслуга в организации и проведении этих работ принадлежит Н.Н.Поликарпову.

Выпускаемые заводом самолеты непрерывно дорабатывались, ремонтировались. Консультантом мастерской Эскадры Воздушных Кораблей являлся заместитель Сикорского инженер А.А.Серебрянников. Фактически он непосредственно руководил ее работой и поэтому почти все время находился на фронте. И.И.Сикорский также много времени проводил в Эскадре воздушных кораблей.

В отсутствие Сикорского и Серебрянникова Поликарпов исполнял обязанности главного конструктора. Это объяснялось не только доверием, которое ему оказывал Игорь Иванович, но и тем, что контора конструкторского бюро располагалась в отделении завода на Строгановской набережной, где заведующим производством был Н.Н.Поликарпов. Поэтому Николай Николаевич вел всю текущую работу, имея право подписывать некоторые документы и за директора.

Ему приходилось оперативно решать многие вопросы. В мае 1916 г. Н.Н.Поликарпов организовывал отправку в Псков самолета «Илья Муромец» № 196, о чем он незамедлительно известил наблюдающего офицера на РБВЗ военного летчика капитана Шимкевича [9]. В нояб-е 1916 г. Поликарпов принимал участие в оформлении заказа на 13 «Муромцев» типа Г [8]. В январе 1917 г., ввиду задержки с поступлением на РБВЗ чертежей новых винтов для самолетов C-XII из Управления Военно-воз-душного флота, Поликарпов предложил оснастить заказанную серию из 6 аппаратов имеющимися на заводе (но несколько видоизмененными) винтами типа «Интеграл» [10]. Естественно, для того, чтобы обосновать это предложение и убедиться, что характеристики машины существенно не изменятся, ему пришлось выполнить все необходимые проверочные расчеты.

Рост масштабов применения авиации на фронтах Первой мировой войны побудил Николая II издать приказ за номером 222 от 30 апреля 1916 г. о сформировании Российского Императорского Военно-воздушного флота. Это позволяло проводить единую техническую политику, более глубоко разрабатывать проблемы боевого применения, тактики и стратегии авиации и тем самым способствовать ее дальнейшему развитию. Решение всех организационно-технических вопросов было возложено на УВВФ.

По роду своей деятельности Поликарпову приходилось встречаться со многими людьми. С некоторыми судьба связала его на долгие годы, в их числе были штабс-капитан Дубенский - наблюдающий на фабрике Торгово-промышленного общества Алафузовских фабрик (производство брезента и авиационных тканей), помощник начальника УВВФ военный летчик подполковник Б.Ф.Гончаров [11].

Летом 1916 г. Н.Н. Поликарпов поехал домой к родителям. Семья жила уже в Орле, где Николай Петрович получил место священника церкви при Крестительском кладбище. С фронта приехал и брат Владимир. В последний раз собрались вместе все Поликарповы. На сохранившейся фотографии мы видим отца Николая Петровича, мать Александру Сергеевну, Николая Николаевича, вокруг - братья и сестры. После недолгого пребывания дома Н.Н.Поликарпов вернулся в Петроград.

За 1916 г. завод построил 12 самолетов «Илья Муромец», 15 истребителей С-16,6 тренировочных самолетов С-12 и 2 С-17.
Периодически на заводе вспыхивали забастовки. Одна из самых мощных проходила с 26 по 29 октября 1916 г. В ней участвовало свыше 500 человек.

К началу 1917 г. «Авиабалт» расширился и насчитывал уже 869 человек, т.е. его личный состав почти удвоился по сравнению с концом 1915 г. На Калашниковской набережной Петрограда АО РБВЗ строило специальный завод авиационных двигателей, что позволило бы увеличить объемы производства всех других отделений фирмы.

Эффективному использованию производственных мощностей «Авиабалта» мешала его тесная связь с Эскадрой Воздушных Кораблей. В ее мастерской, а по существу, настоящем заводе, «Муромцы» практически непрерывно переделывались, ремонтировались. Экстренные запросы на изготовление необходимых узлов и деталей, комплектующих, вносили дезорганизацию в производственные дела «Авиабалта». Государственная Дума в докладе по авиации констатировала: «Русско-Балтийский воздухоплавательный завод обратился не в самостоятельное учреждение, а в мастерскую при аэродроме эскадры» [ 12].

В феврале 1917 г. РБВЗ принял заказ на постройку 25 «Муромцев» типа Г4 и 15 типа Е2. Но его выполнение затянулось ввиду чрезвычайных обстоятельств. 12 января 1917 г. рабочие авиационного отделения РБВЗ устроили «итальянскую забастовку», т.е. саботаж. 20 января, исчерпав все возможности уговорить рабочих, бывший демократ и радетель прав угнетенных, директор РБВЗ В.И.Ярковский обратился с воззванием, в котором в жесткой форме потребовал покончить с саботажем, угрожая различными карами. В одном из пунктов его воззвания говорилось: «Рабочие, уличенные в уговаривании своих товарищей к прекращению работы, будут немедленно и беспрекословно увольняемы без предупреждения» [13].

Завод возобновил работу, но ненадолго: с 12 по 14 февраля 1917 г. на РБВЗ прокатилась новая забастовка, в которой участвовало около 400 человек, а через десять дней, 23-24 февраля 1917 г. уже весь завод бастовал вновь. В те дни нелегко пришлось заведующим производством Н.Н.Поликарпову и К.К.Эрганту.

Впрочем, подобное творилось на многих заводах Петрограда - Путиловском, Металлическом, Франко-рус-ском и других. 23 февраля бастовали 43 предприятия (74 тыс. человек), 24 февраля - 131 (158 тыс. человек), 25 февраля - 173 (201 тыс. человек). На улицах проходили демонстрации и митинги. 25 февраля на сторону взбудораженного народа начали переходить солдаты и казаки. 26 февраля запоздалая попытка ареста членов революционных организаций и роспуск Государственной Думы вызвали новый взрыв недовольства и привели к переходу на сторону народа частей Петроградского гарнизона. 27 февраля были созданы Временный комитет членов Государственной Думы и Петроградский Совет рабочих депутатов.
 






Самые свежие новости и коллекции женские рубаешк тут