Авиация и самолёты
   
поиск по сайту

И-9

Ввиду того, что ЦАГИ «провалил» задание на истребитель И-9, его передали ОСС ЦКБ. В августе-октябре 1929 г. Николай Николаевич сделал наброски предэскиз-ных проектов И-9 в схемах полутораплана и моноплана. По причинам, ясным из следующей главы, в дальнейшем он не смог участвовать в разработке самолета. Но его задел был использован новым главным конструктором завода № 25 С.А.Кочеригиным при проектировании вариантов И-9 с моторами Кертисс «Конкверрор», М-19, М-32. К началу 1931 г. ВВС аннулировали задание на И-9.

В целом пятилетие с октября 1924 г. до октября 1929 г. было очень плодотворными для Поликарпова. За это время под его руководством разработали свыше 100 проектов самолетов различного назначения, оборудования, вооружения. Были построены и прошли летные испытания разведчики Р-1 (5 модификаций), МР-1, Р-4, Р-5, учебные и переходные самолеты 2УБ-3, П-1, П-2, У-2 (2 экземпляра), пассажирский самолет П-2 (ПМ-1), бомбардировщики Б-2, ТБ-2, истребители ИЛ-3, И-1, 2ИН-1, И-3, Д-2, И-6. Турельные установки, созданные в ОКБ Н.Н.Поликарпова, нашли применение не только в отечественной авиации, но и на флоте. Пожалуй, ни одно КБ не работало столь эффективно. Накопив знания, опыт, конструкторское бюро под руководством Николая Николаевича было способно быстро и качественно проектировать самолеты различных типов и назначений, составляя серьезную конкуренцию другим конструкторским бюро. В июле 1927 г. на заседании Технического совета Авиатреста при обсуждении плана работ ОСС ЦКБ А.Н.Туполев отметил «чрезмерную загрузку ОСС ЦКБ 4-мя машинами одновременно» и предложил ограничить ее, проявив «заботу» о коллективе ОСС [57].

Целиком отдавая себя работе, Николай Николаевич жил, как и все, ощущая на себе экономические и политические изменения в стране. В 1925 г. родилась дочь Марианна. Поликарповы переехали в Замоскворечье на Якиманку (1-й Бабьегородский пер., д. 12, кв. 11), где жили родители Александры Федоровны - Федор Николаевич и Елизавета Ивановна Самышкины, помогавшие ей в воспитании дочери, а также брат Сергей и сестра Мария Федоровна с мужем Михаилом Степановичем Ершовым (он вырос в доме Павла Михайловича Третьякова - основателя знаменитой галереи, затем служил на его фирме). По вечерам часто собирались гости: сестры и братья Николая Николаевича, приятельницы Александры Федоровны, знакомые Марии Федоровны и Михаила Степановича. До своего назначения Брянским епископом в середине 1926 г., а затем архиепископом в различные епархии, на Якиманку часто приходил и Николай Петрович Поликарпов, в те годы викарий Московской епархии. Жил он тогда в башне Китай-города у
Варварских ворот вместе с дочерью Ольгой. Но и позже, уехав из Москвы, отец не забывал навещать сына. «Приходил он всегда в черной рясе и имел очень импозантный вид, - вспоминала Марианна Николаевна. - Он ласково разговаривал со мной. Я же любила устраивать «представления»: я надевала тетино бальное платье, шляпу, лезла на складную лестницу и читала стишки. Дед (Николай Петрович Поликарпов. - В.И.) всплескивал руками и говорил: "Царица небесная, что же это делается!"» [58].

В свободное время Николай Николаевич читал дочери баллады Жуковского, стихотворения Толстого, Кольцова. Любил звучный классический стих Горация, Ювеналия. Летом семья выезжала на дачу в Подосиновиках (ныне Ухтомская).

Однако главным была работа. Поликарпов не отрывал себя от коллектива, учил тому, что знал и умел, учился и сам, помогал и советом, и делом. Со всеми старался поддерживать ровные отношения, независимо от должности и званий. Создание самолетов являлось не просто работой, а смыслом жизни Николая Николаевича.

Но впереди его ждали тяжелые испытания.