Авиация и самолёты
   
поиск по сайту

И-13

Новое задание бригады № 3 предусматривало разработку пассажирского самолета, разведчика Р-11, истребителя И-13. В рабочем дневнике, который Поликарпов вел с сентября по октябрь 1931 г., по часам расписан ход работ над проектами.Приведу несколько записей: «21-ое сентября 1931 г.

8,5-12. Обработка результатов статиспытаний лонж. № 12

12-14,5. Расчет крепежа радиатора сам. № 11 14,5-15. Обработка результатов статиспытаний лонж. № 12

15-17,5. Заседание в ЭАО ЦАГИ (дорога) 17,5-22. Доклад в ЭАО ЦАГИ... 9-ое октября 1931 г.

8-9,5. Совещание с т. Фоминым по И5бнс

9,5-11. Осмотр вспомог. матер, по пассажирскому

и Р11 с летчиком т. Козловым

11-4. Работы по пассажирск. и по И-13

4-7. Обсуждение технич. требований по И-13 и пассажирск.» [15].

Такие дневники он потом рекомендовал писать всем своим подчиненным, причем многие об их истинном назначении не догадывались. Один из старейших работников ОКБ В.И.Тарасов рассказывал, как однажды в середине тридцатых годов он спросил Поликарпова:

- Николай Николаевич, я знаю, что несколько лет тому назад Вы были репрессированы. Вы действительно были в чем-то виноваты или были кем-то оговорены?

После небольшой паузы Николай Николаевич ответил:

- Знаете, Василий Иванович, один скажет, другой подтвердит и Вы совершенно беспомощны.

- Значит, когда Вы просили меня в начале нашей совместной работы вести дневник, Вы думали об этом?

- Да, дневник тоже является документом [45]. Пока не назначили начальника ЦКБ, общим руководством деятельности занимался главный инженер ЦАГИ А.Н.Туполев. Он придерживался мнения, что конструк-

ция опытных самолетов бригады № 3 должна быть цельнометаллической. Николай Николаевич же считал необходимым вести разработку самолетов смешанной конструкции. Кроме того, он протестовал против мелочной опеки со стороны Туполева в вопросах проектирования. Сказывался и груз их прошлых взаимоотношений. Назревал конфликт. Однажды в ноябре 1931 г. на совещании в кабинете Туполева начавшийся было спокойным разговор по работам бригады №3 дошел до высшей точки кипения. Туполев выразил свое мнение, что задание на истребитель И-13 бригада № 3 смогла бы быстро выполнить, взяв за основу И-8 (АНТ-13), который проходил в то время испытания, соответственно усилив его конструкцию и улучшив аэродинамику самолета, и дал указания о немедленном проведении этой работы. Николай Николаевич сослался на различие требований к машинам, сказал, что только его проект может наиболее полно удовлетворить их и что брать за основу И-8 он не собирается. Самолюбивый Андрей Николаевич был буквально взбешен отказом Поликарпова. По воспоминаниям инженера Тарасова, Туполев вскочил, опрокинув стулья. «Я этого сукина сына навек в рядовых инженерах сгною, он у меня забудет, как самолеты проектируются», - в ярости кричал Андрей Николаевич. Немедленно последовал приказ о смещении Н.Н.Поликарпова с должности начальника бригады № 3. Ему поручили проверку проектов, анализ результатов статических испытаний, пересадив за рабочий стол в главное здание ЦАГИ, что, безусловно, не соответствовало ни его квалификации, ни опыту. Несправедливо. Обидно...

В написанных Поликарповым заметках несколькими скупыми словами дана его оценка произошедшим событиям:

«Мои разногласия с Туполевым принципиальные, захват ЦАГИ, проверка проектов, проверка статиспыта-ний, жесткий контроль и безответственность. Наше переселение в ЦАГИ «для оздоровления». Перелом и гонения.

Зажим в ЦАГИ: смещение в ноябре 1931 года, снятие программы (разведчики и истребители), вынужденное безделье до июля 1932 года...» [15].

Конечно же, Николай Николаевич не сидел сложа руки, однако отрыв от любимого дела он воспринимал очень тяжело.

Вместо него бригаду возглавил инженер Бертош, один из участников проектирования И-8, который взялся за разработку конструкции истребителя И-13 в соответствии с указаниями А.Н.Туполева.

В конце ноября 1931 г. начальником ЦКБ и одновременно заместителем начальника ЦАГИ стал С.В.Ильюшин. Николай Николаевич познакомился с Сергеем Владимировичем еще в 1919 г. на заводе «Дукс», куда красноармеец Ильюшин доставил захваченный у белых в районе Петрозаводска самолет Авро-504К. Они были друзьями и не случайно, поэтому, на столе в рабочем кабинете С.В.Ильюшина всегда стоял барельеф Н.Н.Поликарпова.

Вступив в должность начальника ЦКБ, Сергей Владимирович ознакомился с работой всех подразделений, попытался выяснить достоинства и недостатки существующей организации, чтобы затем выработать правильную техническую политику, увязывая ее с запросами авиапромышленности.
В результате новых реорганизаций 29 декабря 1931 г. ВАО было преобразовано в Главное управление авиационной промышленности при ВСНХ СССР, с 10 января 1932 г. - при Народном комиссариате тяжелой промышленности, а позже, с декабря 1936 г., - в Первое главное (авиационное) управление Наркомата оборонной промышленности.

В 1932 г. вошел в строй завод опытных конструкций (ЗОК) ЦАГИ. 25 мая 1932 г. был образован Сектор опытного строительства (СОС), включавший в себя ЗОК, ЦКБ, отдел эксплуатации и летных испытаний, ряд других подразделений [46]. Его начальником и заместителем начальника ЦАГИ стал Ильюшин, А.Н.Туполев -заместителем начальника СОС по конструкторскому отделу. Нельзя сказать, что Андрей Николаевич был доволен этим назначением, так как должен был подчиняться Сергею Владимировичу, не имевшему в то время опыта создания авиационной техники.

Ильюшин, как мог, старался помочь опальному Поликарпову. Сделать это было нелегко. Но все же когда 4 мая 1932 г. начальник ЦАГИ Н.М.Харламов издал приказ о слиянии бригад № 3 и № 4 в одну - бригаду № 3 (начальник П.О.Сухой), то по предложению С.В.Ильюшина на должность заместителей начальника назначили Н.Н.Поликарпова и Г.И.Бертоша [47].