Авиация и самолёты
   
поиск по сайту

От обороны — к наступлению

Операция «Цитадель» стала своеобразным катализатором для постепенной активизации боевых действий на всем советско-германском фронте. Уже в середине июля 1943 г. советские войска начали две крупные наступа-тельные операции — в районе Орла и с рубежа рек Северский Донец и Миус. В частности, на Орловской дуге были брошены в бой существенно усиленные за счет резервов 1-я и 15-я воздушные армии (соответственно Западного и Брянского фронтов). В их составе было в общей сложности три истребительных авиакорпуса и три истребительные авиадивизии. Характерной чертой этих соединений было сочетание в них двух основных типов истребителей: Ла-5 и «яки» взаимно дополняли друг друга. Все три ИАК включали по одной дивизии на Ла-5 и одной на «яках», смешанными были и две из трех отдельных ИАД. Лишь 234-я ИАД 15-й ВА была укомплектована только истребителями Яковлева, включая три полка с Як-7б и один — с Як-1. 

 

Bfl09G-6 на полевом аэродроме. Восточный фронт

Действия советских истребителей в районе Орла, как и под Курском, осуществлялись небольшими группами (6—8 самолетов), что не позволяло эффективно противодействовать Люфтваффе — FW 190А, противостоящие «якам» и «лавочкиным», действовали в составе групп численностью до 20 самолетов. Для борьбы с советской авиацией привлекались и двухмоторные «церштереры» Bf 110. К тому же германское командование стремилось использовать имеющиеся в его распоряжении относительно скромные силы с максимальной интенсивностью: 12 июля самолеты 1-й авиадивизии поднимались в воздух 1111 раз, а противостоящие им машины 15-й ВА — лишь 686 раз. И вновь советскому командованию приходилось констатировать: «Задача завоевания господства в воздухе на поле боя полностью достигнута не была». Более того, истребители продолжали нести существенные потери. Например, 1-й гвардейский ИАК 15-й ВА, располагавший в общей сложности шестью истребительными авиаполками (три на Ла-5, два на Як-1 и один на Як-7), только за 12—13 июля потерял 45 самолетов и 29 летчиков. Снова наблюдалась печальная закономерность: наибольшие потери истребители несли в первые дни после ввода в бой, когда «выбивались» молодые, необстрелянные пилоты. То есть к лету 1943 г. было обеспечено существенное количественное превосходство советской истребительной авиации над «ягдваффе», летно-тактические характеристики советских истребителей были доведены до приемлемого уровня, позволяющего вести бой с «мессершмиттами» и «фокке-вульфами», но вот в тактике применения истребительной авиации и уровне подготовки как рядовых летчиков, так и командиров советские ВВС по-прежнему отставали. Правда, отдельные командиры с передовым тактическим мышлением пытались, причем небезуспешно, применять оригинальные приемы. Этим отличался, в частности, генерал-лейтенант Г.Н. Захаров, командир 303-й ИАД (1-я воздушная армия), воевавшей в основном на «яках» различных типов. 12 июля в его соединении сформировали группу «Меч», укомплектованную летчиками 18-го гвардейского ИАП, летавшего на Як-7. В ее составе не было выдающихся асов — просто достаточно опытные пилоты. Необычным в ней было лишь то, что «яки» группы, с окрашенными до кабины в красный цвет носами, применялись только по вызову для поддержки сил, ведущих воздушный бой. Появление в разгар боя красноносых машин деморализовало, вызывало неуверенность в себе, сковывало немецких пилотов, считавших, что на подмогу пришли мастера высокого класса. Расчет делался и на секундное замешательство противника, умело использовав которое пилоты группы «Меч» выходили победителями в схватках1. Отметим, что в составе 303-й ИАД дебютировала в бою французская 1-я отдельная истребительная эскадрилья «Нормандия», вооруженная Як-1 и Як-9.

Як-9 в стандартном камуфляже на аэродроме 3-й ВА, 1943 г.

С переходом Курской битвы из оборонительной в насту-пательную фазу осуществлялось дальнейшее совершен-ствование способов применения советской истребительной авиации. В частности, при организации воздушного патрулирования теперь стремились не обеспечить постоянное присутствие своих истребителей в воздухе, а составить график с учетом наиболее вероятного времени появления вражеских бомбардировщиков. Также наладилось взаимодействие с наземными постами наблюдения. Это позволяло существенно повысить эффективность ис-требительного прикрытия. В качестве примера приведем бои 4 августа 1943 г., в которых участвовали «яки» 273-й ИАД. Около полудня четыре Як-1 и два Як-9 163-го ИАП, ведомые командиром полка майором П.А. Пологовым, по командам с земли были наведены на группу из почти 60 Ju 87 и Ju 88. Зайдя со стороны солнца, советские истребители неожиданно атаковали противника, записав на свой счет два Ju 88, один Ju 87 и один FW 190А. В тот же день четверка «яков», которую снова вел Пологов, провела еще один трудный бой с четырьмя десятками «штук». На сей раз советские летчики посчитали сбитыми три Ju 87. Собственные потери в этих двух схватках составили два Як-1. Наконец, около 19.00 группа самолетов 157-го ИАП (семь Як-7 и четыре Як-9), прикрывая район Кромского моста, атаковала многочисленные четверки и восьмерки Ju 87 общим числом до 50 машин. Согласно сообщениям летчиков, было сбито 10 «штук» и два «фокке-вульфа». Как и в большинстве других случаев, потери противника были сильно преувеличены. Тем не менее ис-требители свою задачу выполнили — большинство бом-бардировщиков противника вынуждены были сбросить бомбы на подходах к цели, и мост остался невредимым. Однако в конечном итоге был сделан вывод о том, что метод патрулирования ведет лишь к изматыванию сил, а в бой при этом вступает лишь примерно каждый четвертый истребитель. Вместо этого наиболее разумными признавались действия из засад — полевых площадок, находящихся примерно в 8 км от линии фронта.

Як-9У с двигателем М-105ПФ на рижском направлении, 1943 г

Среди организационных экспериментов, проводимых в советских ВВС летом 1943 г., следует отметить создание 11-го смешанного авиакорпуса. В отличие от всех других существовавших в то время авиакорпусов, в нем отсутствовало дивизионное звено управления, а входившие в него полки (три истребительных и два штурмовых) напрямую подчинялись штабу корпуса. Сформированный в конце июля 11-й САК передали в состав 15-й воздушной армии. На момент ввода в бой он насчитывал 108 Як-9 (в т.ч. 78 Як-9Т) и 60 Ил-2. Летный состав истребительных авиаполков 11-го САК имел богатый боевой опыт, приобретенный над Сталинградом и Кубанью.

Достаточно сказать, что 55,7% пилотов имели на своем счету сбитые самолеты противника. Основная задача корпуса заключалась в поддержке частей 4-й танковой армии. Действуя не только по воздушным, но и по наземным целям, пилоты Як-9Т продемонстрировали высокую эффективность 37-мм пушек. Но даже опыт летного состава не позволил избежать очень чувствительных потерь — за август 1943 г. 11-й САК потерял 39 Як-9 (42% от первоначального состава) и 30 Ил-2 (ровно половину от имевшихся к моменту ввода в бой). Однако эти потери относительно легко компенсировались за счет новых частей. Люфтваффе же оставалось только маневрировать своими немногочисленными истребительными группами по всему Восточному фронту. Более того, в начале августа для усиления ПВО рейха были срочно отозваны группы II/JG 3 и III/JG 3, и на Восточном фронте осталось лишь три группы «мессершмиттов» — эскадра JG 52. Правда, частично это уравновешивалось гораздо более низким уровнем потерь: согласно подсчетам В. Горбача, соотношение потерь Люфтваффе и советской авиации в ходе боев на Орловской дуге в июле — августе 1943 г. составляло примерно 1:3,5 — 1:3,8.

К середине августа 1943 г. острие ударов советских войск все больше смещалось на юг и юго-запад, в направ
лении Украины, где и развернулись основные бои конца
1943 г. — начала 1944 г. Стартом для них послужило на-ступление на Харьков. Немецкая ставка на проведение одной, хотя и хорошо спланированной, и подготовленной, операции в рамках летней кампании оказалась несостоятельной. Красная армия продемонстрировала возможность вести крупномасштабные операции на разных участках фронта. У вермахта же ресурсов теперь хватало разве что на сдерживание советского натиска — но остановить его уже было невозможно. И хотя немецкие асы на «Густавах» — Эрих Хартманн (Erich Hartmann), Гюнтер Ралль (Gunther Rail), Герхард Баркгорн (Gerhard Barkhorn) и другие — продолжали увеличивать свои боевые счета, повлиять на общий ход боевых действий на Восточном фронте это не могло.
 


 






ВВГнг(А)-FRLS 5х35 кабель ввгнг а frls 1 5х35.