Авиация и самолёты
   
поиск по сайту

Опыт первых боев

Раннее внедрение в Люфтваффе скоростного истребителя-моноплана (хотя, как мы видели, первые его модификации не были такими уж скоростными) позволило пилотам истребительной авиации отработать тактику его боевого применения. Бои в Испании показали, что ведение воздушного боя истребителей звеном-тройкой уже не соответствует требованиям времени и возможностям са-молетов. Более выгодным тактическим построением была пара (Rotte) и звено из двух пар (Schwarm).

Такая тактика была разработана в течение 1938 г. под руководством командира отряда 3J/88 легиона «Кондор» Адольфа Гал- ланда (Adolf Galland) и сменившего его в мае Вернера Мельдерса (Werner Molders). Интересно, что к тактике пар немцы пришли, в определенной мере, случайно. В отряде обычно имелось не более шести исправных «мессершмит- тов», поэтому при сопровождении бомбардировщиков, когда требовалось выделить три группы истребителей (одна следовала впереди бомбардировщиков, вторая позади и третья — примерно на 1000 м выше), в каждую можно было выделить всего по две машины. Вскоре летчики заметили, что маневрирование парой становится заметно проще, чем трехсамолетным звеном. Мельдерс же развил эту тактику, разработав схему тесного взаимодействия двух пар — знаменитое построение «четыре пальца», напоминавшее растопыренные пальцы ладони. Увы, с советской стороны столь творческий подход к тактике воздушного боя отсутствовал. Когда начальник ВВС Красной армии Я.И. Алкснис поинтересовался у вернувшихся из Испании советских пилотов, как они вели групповые бои, то летчик Н.И. Шмельков ответил: «Звено при атаке моментально расстраивается... Дрались всегда в одиночку, так что самому нужно было смотреть в оба...»

«Фридрих» отличался от ранних модификаций Bf 109 улучшенными аэродинамическими формами

Организация истребительной авиации Люфтваффе была установлена еще накануне Второй мировой войны и была довольно гибкой. Основной тактической единицей была группа (Gruppe), состоявшая из трех отрядов (Staffel) и штабного звена. Отряд согласно штату располагал 12 истребителями, группа — 40. Реально количество машин могло быть и большим, а в некоторых случаях группа могла состоять из четырех отрядов. Три группы (иногда две или четыре) образовывали истребительную эскадру (Jagdgeschwader), располагавшую также собственным штабным звеном.

К началу Второй мировой войны Люфтваффе располагали 25 группами одномоторных истребителей (включая пять групп, изначально предназначенных для вооружения двухмоторными «разрушителями» Bf 110, но в качестве временной меры получивших Bf 109 ранних модификаций), а также несколькими отдельными отрядами. Из этого числа лишь два отряда еще летали на бипланах Аг 68, остальные части полностью были укомплектованы Bf 109. Общее количество истребителей, находящихся в строевых частях, было в пределах примерно 1050—1150 единиц (данные, приводимые в различных источниках, несколько разнятся). Так, согласно У. Грину, в строю Люфтваффе было 36 Bf 109В и С, 389 Bf 109D и 631 Bf 109Е. Подчеркнем, что поставки последней модификации начались лишь в начале 1939 г., тем не менее восемь месяцев спустя такие самолеты составляли уже более половины всего парка «ягдваффе» — истребитель-ной авиации Люфтваффе.

В бой против Польши было брошено примерно 20% всего состава истребительной авиации — выделенные для этой цели части располагали 220 Bf 109 (из них 209 исправных). Дело в том, что германское военно-поли- тическое руководство всерьез опасалось активного вме-шательства со стороны Англии и Франции (располагавших примерно двукратным превосходством над Люфтваффе) и, исходя из этого, сосредоточило большинство истребительных групп на Западе. К тому же польская истребительная авиация располагала от силы полутора сотнями устаревших истребителей Р.7а и Р.11, и выделенного количества «мессершмиттов» должно было за глаза хватить, чтобы нейтрализовать столь слабого противника. Выделенные для Польской кампании истребители входили в состав пяти групп: инструкторской l(J)/LG 2, l/JG 1 и I/JG 21 с Bf 109Е (последняя имела также несколько Bf 1090), а также двух «временных» групп (из тех, что должны были получить Bf 110) — JGr. 101 с Bf 109В и Е и JGr. 102, вооруженной Bf 109D. Эффективность действий Люфтваффе оказалась весьма высокой — за первые пять дней войны в воздушных боях было сбито не менее 116 польских истребителей. Сломив сопротивление польских ВВС, части «ягдваффе» были перенацелены на штурмовые удары по наземным объектам. В короткой кампании успешно дей-ствовали не только новейшие Bf 109Е, но и Bf 109D — летавшая на таких самолетах группа JGr. 102 сбила 29 самолетов в воздушных боях и 17 уничтожила на земле ценой потери восьми своих «мессершмиттов». Общие же потери до 28 сентября составили 67 Bf 109.

На Западном фронте накал воздушных боев был суще-ственно ниже, чем в Польше. С 4 сентября «мессершмит- ты» от случая к случаю перехватывали небольшие группы бомбардировщиков противника или одиночные самолеты-разведчики. Изредка случались и бои истребителей против истребителей. Волей случая несколько машин совершили вынужденные посадки на территории противника. Одна из них, относящаяся к модификации Bf 109Е-3 и захваченная 6 декабря 1939 г., прошла испытания сначала во Франции, а затем в Великобритании. Самолет был признан опаснейшим противником, отличающимся хорошей управляемостью на малых и средних скоростях, отсутствием тенденции к сваливанию в штопор, крутым углом набора высоты на небольшой скорости, что позволяло легко отрываться от вражеских истребителей. В общем, «мессершмитт» превосходил как основные французские истребители — «Девуатин» D.520 и «Блох» МВ.152, так и британские «Харрикейн» и «Спитфайр» I.

Качественное преимущество своих истребителей ко-мандование Люфтваффе умело усиливало за счет масси-рованного применения на ключевых участках. Одним из первых удачных примеров массирования стало сражение над Гельголандом 18 декабря 1939 г. В нем с немецкой стороны участвовали силы так называемой «Истребительной эскадры Шумахера» (Jagdgeschwader Schumacher) — временного соединения, созданного под командованием оберст-лейтенанта Карла Шумахера (Karl Schumacher). В его подчинении находилось до сотни истребителей — одномоторных Bf 109Е и двухмоторных Bf HOC. Эти силы поднялись на перехват четырех эскадрилий британских бомбардировщиков «Веллингтон». Над Фризскими островами их встретили патрулировавшие «церштереры», а затем в бой вступили и «сто девятые». Германские пилоты в общей сложности записали на свой счет 38 сбитых «Веллингтонов» (23 из них — летчики Bf 109). В действительности потери британцев оказались гораздо ниже — 12 машин, но выполнить боевое задание им не удалось. С германской стороны было потеряно лишь два Bf 109Е.

Относительно низкие потери «ягдваффе» в первые месяцы войны привели к тому, что заводы, выпускавшие Bf 109, продолжали работать в одну смену — фактически в режиме мирного времени. За IV квартал 1939 г. было выпущено 449 таких самолетов, что довело годовой выпуск до 1540 машин. Самолеты ранних модификаций были практически полностью вытеснены Bf 109Е, а «временные» группы взамен «сто девятых» получили двухмоторные Bf 110.

Зимне-весеннее затишье на Западном фронте закончилось 10 мая 1940 г., когда развернулось полномасштабное наступление вермахта, разворачивавшееся в полном со-ответствии с теорией «молниеносной войны» — блицкрига. К тому моменту Люфтваффе располагали 1346 Bf 109, из них 1076 боеготовых (одномоторных истребителей других типов в строю уже не осталось), из них 1106 находилось в составе действовавших на Западе 2-го и 3-го воздушных флотов. Подавляющее большинство их относилось к модификации Bf 109Е. Им противостоял 1151 истребитель союзников. То есть в количественном отношении силы были примерно равными — но не в качественном. Бельгийские бипланы CR.42 и британские «Гладиатор», голландские монопланы «Фоккер» D.21 и французские «Моран-Солнье» MS.406 и в подметки не годились «мессершмиттам». С огромным трудом могли тягаться с Bf 109 «Харрикейны» и «Кертиссы» Н75 (последние находились на вооружении ВВС Франции). К тому же истребительная авиация союзников была раздроблена на множество мелких частей. Люфтваффе же сосредоточили большинство истребителей в двух кулаках: 2-м и 3-м истребительных командованиях, входивших соответственно во 2-й и 3-й воздушные флоты.

Каждое из них объединяло по семь групп и насчитывало более 300 Bf 109Е. Такое решение позволяло создавать подавляющее превосходство на ключевых участках фронта, завоевывая господство в воздухе.

Начало массированных наступательных операций привело к возрастанию собственных потерь — 10 мая «ягдваффе» лишилась 29 Bf 109, еще 10 одномоторных истребителей было потеряно на следующий день. Но преимущество Люфтваффе было неоспоримым. День 14 мая в германских военных хрониках заслужил звания «дня истребителя»: только в воздушных боях, главным образом в районе Седана, было уничтожено 43 самолета противника (правда, четыре победы не были подтверждены). Наибольший вклад в успех сделали пилоты группы I/JG 53, сбившие над Седаном 15 бомбардировщиков и два истребителя. К вечеру того дня безвозвратные потери авиации британского экспедиционного корпуса достигли 268 самолетов, а к концу второй декады мая ВВС союзников во Франции были полностью дезорганизованы. Лишь ввод в бой новейших «Спитфайров» позволил английским летчикам на равных сражаться с «мессершмиттами». Увы, сделано это было слишком поздно, и единственное, что успели сделать «Спитфайры», — это прикрыть эвакуацию британского экспедиционного корпуса из Дюнкерка... Именно над Дюнкерком «ягдваффе» впервые с начала войны столкнулась с серьезными проблемами, обусловленными прежде всего недостаточным радиусом действия Bf 109. Хотя командование и постаралось перебазировать некоторые истребительные группы поближе к району боевых действий, все же «мессершмитты» могли патрулировать над Дюнкерком весьма ограниченное время.

В общей сложности в ходе блицкрига на Западе (с 10 мая по 1 июля 1940 г.) безвозвратные потери Люфтваффе составили 257 Bf 109, еще 150 одномоторных истребителей пришлось отправить в ремонт. Но передышки не последовало — практически сразу же Люфтваффе включились в сражения с Королевскими ВВС над Ла-Маншем и Англией — знаменитую «битву за Британию». По состоянию на 29 июня «ягдваффе» насчитывала 1107 Bf 109 (856 исправных), а в начале следующего месяца ее соединения прошли серьезную реорганизацию и были приведены к единому стандарту: теперь истребительная авиация была сведена в девять эскадр (JG 2, 3, 26, 27, 51, 52, 53, 54 и 77-я), каждая из которых имела три группы и штабной отряд. Некоторые соединения (например, эскадра JG 53) были отведены на отдых, оставшиеся же поначалу патрулировали западное побережье Франции и воздушное пространство над Ла-Маншем. Инструкторская группа l(J)/LG 2 первой приступила к полетам на «свободную охоту» над самой Англией. Июльские бои принесли «ягдваффе» целый ряд новых побед — одна только эскадра JG 51 записала на свой счет 99 сбитых са-молетов противника. Но и собственные потери в схватках со «Спитфайрами» были довольно ощутимыми. К тому же британская авиационная промышленность, работавшая с предельным напряжением сил, с лихвой перекрывала потери, германская же функционировала фактически в режиме мирного времени: в июле 1940 г. было выпущено 496 «Харрикейнов» и «Спитфайров», a Bf 109 — лишь 182, в августе — соответственно 549 и 160.

Особенно горячо в небе над Англией стало в августе. С 13 августа Люфтваффе начали операцию «Адлертаг» — массированные удары по британским аэродромам с целью разгромить авиацию противника. Обе стороны действовали с предельным напряжением сил, причем потери «ягдваффе» постоянно росли: 15 августа над Англией было сбито 5 Bf 109,16-го — 12,18 августа из вылетов не вернулись уже 15 «сто девятых». Более того, истребители во многих случаях не смогли обеспечить надежное прикрытие бомбардировщиков. Bf 109 элементарно не хватало дальности — самолет с полной заправкой едва мог достичь Лондона, а подвесные топливные баки внедрялись крайне медленно. Как известно, «Адлертаг» цели не достиг — Ис-требительное командование Королевских ВВС сохранило свою боеспособность. В дальнейшем роль одномоторных истребителей в боях над Англией постоянно возрастала — предназначенные на роль дальних истребителей сопрово-ждения двухмоторные Bf 110 сами оказались неспособными действовать без прикрытия Bf 109.

Одной из главных форм боевых действий в ходе «битвы за Англию» стали групповые схватки между истребителями, разворачивавшиеся в диапазоне высот от 3000 до 9000 м. Они отличались большой продолжительностью и упорством. Британские истребители сражались над своей территорией, их аэродромы находились гораздо ближе к району боев — следовательно, у пилотов «Харрикейнов» и «Спитфайров» оставалось больше времени для патрулирования в воздухе и ведения боя. К тому же британцы не были скованы сопровождением своих бомбардировщиков и имели поддержку с земли благодаря наличию хорошо организованной сети связи и управления и многочисленных радиолокационных станций. «Ягдваффе» пыталась противопоставить этому лучше отработанное управление в воздухе, умение концентрировать силы на решающих направлениях, хорошую подготовку и большой боевой опыт как командного, так и рядового состава. Среди командиров групп и эскадр была проведена ротация — на эти должности выдвинули молодых лидеров истребительной авиации, добившихся значительных успехов в воздушных боях. Но, несмотря на предпринимаемые усилия, Германия первой не выдержала напряжения. С середины июля до конца октября 1940 г. потери в «битве за Англию» составили 610 Bf 109 и 235 Bf 110, а британцы лишились 631 «Харрикейна», 403 «Спитфайров» и 138 истребителей других типов. Если учитывать только схватки между одномоторными истребителями, то за каждые три сбитых британских самолета Люфтваффе платили двумя Bf 109. Но поскольку бои велись над Англией, то гибель «мессершмитта» означала и потерю летчика, в то время как многие из сбитых британских пилотов вскоре возвращались в строй. В сентябре из строя «ягдваффе» выбыло 23% летчиков, а во время блицкрига на Западе уровень ежемесячных потерь не превышал 6—8%. Еще более ощутимыми были потери в технике. Все это вынудило германское руководство отказаться от намерения «поставить Англию на колени» путем авиаударов.

Вторая мировая война поменяла свой характер — из «молниеносной» она перешла в затяжную. К тому же Гер-мании пришлось вести бои сразу на нескольких театрах военных действий, что существенно ограничивало воз-можность маневра силами и концентрации соединений Люфтваффе. В то время как значительные силы авиации продолжали действовать над Англией и Ла-Маншем (хотя и не с таким размахом, как в предыдущие месяцы), с января 1941 г. германская авиация появляется над Средиземным морем и Балканами. В феврале Bf 109 дебютируют над Мальтой, а с 6 апреля действуют над Грецией и Югославией. Здесь немецким «сто девятым» довелось столкнуться в бою с однотипными самолетами — югославские ВВС получили из Германии порядка 70 таких машин. Но ни ВВС Югославии, ни греческая авиация, усиленная несколькими британскими эскадрильями, не смогли оказать достойного сопротивления Люфтваффе. Сосредоточив в Восточном Средиземноморье 8-й авиакорпус, в состав которого, помимо других частей, входили три группы Bf 109Е (II, III/JG 77 и l(J)/LG 2 — в общей сложности около 120 самолетов), германское командование успешно осуществило операцию «Меркурий», целью которой был захват Крита. «Мессершмитты» успешно действовали не только как чистые истребители, но и в качестве истребителей-бомбардировщиков, нанося удары по британским кораблям. С середины апреля 1941 г. в Ливии воевала группа J/JG 27, вооруженная приспособленными для действий в Северной Африке путем установки противопыльных фильтров самолетами Bf 109E-4/trop и Bf 109E-7/trop.

Основную тяжесть боев в 1940-м и первой половине 1941 г. вынесли самолеты Bf 109Е. Но в конце 1940 г. на-чались поставки нового варианта Bf 109F, при создании которого основное внимание обратили на совершенствование аэродинамики. Существенной доработке подвергся капот двигателя, утративший свою угловатость, хвостовое колесо стало полуубираемым, стабилизатор из подносного сделали свободнонесущим. Крыло сохранило свой профиль, но была существенно переработана его механизация. Как обычно, выпуск новой модификации начался с предсерийной партии Bf 109F-0. Эти машины получили двигатель DB 601N, мотор-пушку MGFF/M и пару синхронных пулеметов MG 17. В сравнительных испытаниях с оборудованным таким же двигателем самолетом Bf 109E-4/N новый истребитель показал себя превосходно — время полного виража сократилось с 25 до 18 секунд, начальная скороподъемность возросла с 17,4 до 19 м/с.

Дальше пошли в серию следующие модификации. Машины Bf 109F-1 незначительно отличались от предсе- рийных. С августа 1940 г. по февраль 1941 г. построили 208 таких самолетов. А вот на Bf 109F-2 в развале цилиндров двигателя установили новый 15-мм пулемет MG 151 (боекомплект — 200 патронов), отличавшийся высокой скорострельностью. Эта модификация строилась массово: в октябре 1940 г. — августе 1941 г. выпустили 1380 Bf 109F-2. Но двигатель DB 601N для «Фридриха» (так именовались в войсках самолеты Bf 109F) считался временным. В окончательной конфигурации самолет должен был получить мотор DB 601Е, отличавшийся повы-шенной мощностью (1350 л.с.) и, что было не менее важно, работавший не на 100-октановом, а на гораздо менее дефицитном — 87-октановом бензине. Первоначально с таким двигателем собрали полтора десятка Bf 109F-3, соответствовавших по вооружению модификации Bf 109F-1. А с мая 1941 г. начались поставки Bf 109F-4, вооруженных 20-мм мотор-пушкой MG 151/20 (боекомплект 200 снарядов). В течение года был изготовлен 1841 такой истребитель, включая 240 машин Bf 109F-4/R1 с дополнительной парой пушек MG 151/20 в подкрыльевых гондолах, 576 «африканских» Bf 109F-4/trop и некоторое количество высотных Bf 109F-4/Z с системой форсирования двигателя GM 1. В небольшом количестве строились разведывательные модификации Bf 109F-5 и Bf 109F-6.

Bf 109F-1 дебютировали в боях над Ла-Маншем в ноябре 1940 г. Первыми «Фридрихи» получили эскадры JG 2 и JG 26. Но внедрение новой модификации шло медленно. К примеру, в ноябре 1940 г. все заводы сдали лишь 60 «сто девятых», в декабре — 115 машин. Резкое возрастание производства началось весной следующего года, когда полным ходом шла подготовка к войне против СССР. В марте 1941 г. заводы выпустили уже 282 Bf 109, в апреле — 413 (этот рекорд удалось превзойти только в марте 1943 г.), в мае — 391.

Таким образом, к началу советско-германской войны Bf 109 представлял собой вполне отработанную конструкцию, выпускавшуюся авиапромышленностью Третьего рейха в больших количествах и показавшую достаточный потенциал для модернизации. Самолет был хорошо освоен летным и техническим составом и отлично зарекомендовал себя в боях в Польше, на Западе Европы и на Балканах. Несмотря на определенные трудности, с которыми пилотам «сто девятых» пришлось столкнуться над Англией, самолет в целом отвечал требованиям времени, в варианте Bf 109F превосходя всех своих противников. 






Детальная информация стоимость установки кондиционера в москве на сайте.